«Вторая волна в планы не входила»: Насколько рухнет российский ВВП к концу года

«Вторая волна в планы не входила»: Насколько рухнет российский ВВП к концу года

«Вторая волна в планы не входила»: Насколько рухнет российский ВВП к концу года

В ходе недавних слушаний по проекту федерального бюджета в Совете Федерации глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявил — согласно его подсчетам уровень падения ВВП России окажется чуть выше актуального макропрогноза и составит 4−5%.

Такая корректировка, объяснил он, вызвана тем, что действующие прогнозы не учитывали второй волны коронавируса, которая, уверен он, уже началась и ставит под удар прогноз по ВВП на 2021 год, который сейчас подразумевает его восстановительный рост на 3,3%. «Понятно, что нам тогда придется в начале года корректировать прогноз и на 2021 год, потому что, наверное, зима и первый квартал будут сложными по-прежнему для экономического роста, и показатели роста на следующий год тоже могут быть скорректированы», — уточнил глава Счетной палаты.

Напомним, в начале минувшего месяца Минэкономразвития уменьшило прогноз падения российского ВВП на 2020 год до 3,9% по сравнению с июньским прогнозом в 4,8%. При этом стоит отметить, что Банк России в настоящее время пока ожидает, что по итогам года снижение уложится в диапазон 4,5−5,5%, однако в течение октября последует уточнение этого прогноза. А вот Международный валютный фонд (МВФ) еще в конце июня ухудшил оценку падения российской экономики по 2020 году, оценив его в 6,6% вместо предыдущих апрельских 5,5%, и с тех пор пока не изменял.

Какой же из этих прогнозов наиболее верен и к какими последствиями для нашей экономики чревата его реализация?

— Алексей Кудрин в своих предположениях достаточно реалистичен, — отметил в беседе с «СП» экономист Никита Масленников. — Уже в сентябре стало очевидным замедление развивающихся экономик по ряду показателей. В частности, проседает обрабатывающая промышленность, падает деловая активность, согласно последним данным — вновь начинают снижаться расходы населения. Так что большинство экспертов в настоящее время склоняется к мысли, что по итогам 2020 года уровень падения ВВП вплотную приблизится к 4,5%.

«СП»: — Что на практике это будет означать для рядового россиянина, не разбирающегося в хитросплетениях макроэкономических показателей?

— Во-первых, несколько ухудшится динамика роста реальных располагаемых доходов граждан. Ожидается, что она окажется на уровне 3%. Во-вторых, притормозится темп роста заработной платы, поскольку инфляция, скорее всего, выйдет на уровень 4%, может быть, даже несколько выше. Центробанк ожидает ее по итогам года в диапазоне 3,7−4,2%, так что, скорее всего, на деле она вплотную приблизится к верхней границе этого прогноза.

Впрочем, новые ограничительные антиковидные меры уже начинают сказываться на экономике. И хотя, по всей видимости, нового глубоко локдауна не будет и власти воздержатся от введения пропускного режима, но перевод в той же Москве 30% сотрудников предприятий на «удаленку» приведет к тому, что у этой категории работников заработная плата окажется несколько ниже. В номинальном выражении падение составит, как ожидается, порядка 7%.

Компенсировать все эти тормозящие эффекты придется увеличением государственных бюджетных расходов до конца года. Весьма возможно, они вырастут примерно на 2 триллиона рублей. Это, в принципе нормально и означает, что будут оказаны какие-то меры поддержки бизнесу и населению, однако есть риск, что такая мощная денежная эмиссия приведёт к довольно резкому росту цен. В принципе, пока это не критично, но рост будет очевидным, и это — дополнительный фактор усиления социального если не напряжения, то как минимум раздражения.

«СП»: — Сможет ли наша экономика при таком ухудшении условий выбраться на прогнозируемый правительством восстановительный рост в 3,3%?

— Перекорректировка нашей экономической политики с целью недопущения более низкого уровня восстановительного роста в следующем году — на данный момент главный риск. У нас очень много вопросов и к национальному плану восстановления экономики, и к единому плану достижения национальных целей, который должен быть готов только к 30 октября. Такие же серьезные вопросы есть и к самим национальным проектам. Да и бюджет, собственно сейчас будет очень тяжело проходить через Госдуму.

«СП»: — То есть, по большому счету, пока абсолютно непонятно, как нам обеспечить наличие восстановительного роста экономики в следующем году?

— На мой взгляд, да.

«СП»: — А велика ли вероятность того, что прогноз по падению российского ВВП Алексея Кудрина, выглядящий сейчас наиболее вероятным, через какое-то время может быть снова ухудшен?

— Показатели ухудшиться могут, — констатировал аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев. — Потому что если смотреть на темпы заболеваемости коронавирусом, то мы сейчас вышли на уровень мая, когда все сидели по домам и выходили только по пропускам и только в магазины. Однако власти пока придерживаются «шведского варианта» — усиливают масочно-перчаточный режим, чтобы только не останавливать производство, и переводят сотрудников на «удаленку», но все ограничения почему-то действуют только до 18 октября. А дальше что, ситуация улучшится? Я лично так не думаю, потому что это сейчас, при солнечной и теплой погоде, мы имеем такой всплеск заболеваемости, что же будет, когда начнутся дожди и похолодание?

«СП»: — Неужели все-таки нового карантина не избежать?

— Боюсь, не пришлось бы нам останавливать какую-то часть экономики по крайней мере в потребительском сегменте. И в этом случае из-за закрытия торговых центров, клубов, спортзалов и ресторанов, которые, как недавно выяснили французские специалисты, и являются основными местами распространения инфекции, начнет опять расти безработица. А дальше последует всплески инфляции, потому что я не думаю, что рубль способен выдержать очередной подобный удар.

И ситуация с падением ВВП, действительно, может оказаться куда хуже, чем предполагалось, потому что, конечно, некий темп роста заболеваемости в сентябре и октябре предполагался, но никто не учел, что он может оказаться таким взрывным. И если он не снизится, то все прежние экономические планы, понятное дело, просто полетят под откос.

Естественно, если распространение инфекции сейчас возьмут под полный контроль, тогда все приостановится. Но если придется возвращать неоплачиваемые отпуска и сокращенный рабочий график, а также прикрывать сферы развлечений и туризма (что сразу же потянет за собой сокращение авиаперевозок, сворачивание логистики и так далее), тогда мы увидим очень плохие цифры по падению нашего ВВП. Настолько, что 6,6% от МВФ покажутся ой каким оптимистичным сценарием.

«СП»: — И как нам из всего этого выгребать? Сможем выйти на 3,3% роста в 2021 году, как запланировали власти?

— Как российская, так и мировая экономика будет восстанавливаться очень долго. Как минимум от 3 до 5 лет, да и то при условии, что очень сильно повезет — коронавирус не мутирует, а мировые цены на энергоносители не упадут.

И тут есть два пути — либо сокращать расходы бюджета, либо повышать всевозможные налоги и сборы. Причем этот последний, как мне кажется, имеет все шансы стать основным. Поскольку уже сейчас на нефтяную ренту нам надеяться не приходится — доходы от продажи углеводородов составляют всего лишь около 30% бюджета, тогда как обычно это 50%. А если еще остановится сфера услуг, то бюджет потеряет еще 20% своих традиционных поступлений. Вот и считайте, на сколько тогда упадет в реальности российский ВВП.

Экономика России после коронавируса

Из-за пандемии COVID-19 у 4,6 млн россиян сократилась зарплата

Почти половина россиян репродуктивного возраста не желает заводить детей

Эксперт: возможности России по экспорту товаров сильно ограничены

Уровень добычи углеводородов в России может упасть ниже критической отметки

Источник

Похожие статьи

Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации