Вторая волна коронавируса будет более массовой, но менее летальной

Вторая волна коронавируса будет более массовой, но менее летальной

Доктор медицинских наук, профессор Анатолий Альтштейн рассказал сможет ли сезон отпусков стать причиной новой вспышки COVID-19
Ярослав КОРОБАТОВ

Вторая волна коронавируса будет более массовой, но менее летальной

Согласно теории со временем вирус начинает приспосабливаться к человеческой популяции. Коронавирусу не выгодно убивать своего хозяинаФото: Иван МАКЕЕВ

Изменить размер текста:AA

Вторая волна коронавируса придет в Россию в сентябре-октябре этого года, причиной новой вспышки станут отпускники, которые привезут вирус из курортных регионов. Заголовки такого содержания запестрели в интернете. “Комсомолка” решила узнать на этот счет мнение экспертов. За комментарием мы обратились к вирусологу, доктору медицинских наук, профессору Анатолию Альтштейну.

Слухи о сезонности оказались сильно преувеличены

— Анатолий Давидович, границы в основном закрыты, но люди все равно едут Черному морю, к родственникам, по внутренним туристическим маршрутам — такое активное летнее движение граждан может стать причиной второй волны?

— Я не думаю, что это будет иметь какое-то принципиальное значение, потому что сейчас вирус есть везде. Условно говоря, нет большой разницы: отправитесь ли вы из Челябинска на курорты Краснодарского края или останетесь дома — и там и там у вас есть примерно одинаковые шансы столкнуться с вирусом. Но вторая волна Sars-Cov-2 осенью, скорее всего, будет.

— Это связано с его сезонностью?

— Сезонность у него не так ярко выражено, как это предполагалось ранее. Многие эксперты, и я в том числе, были уверены, что летом на фоне жары ковид угомонится. Но мы были неправы. Да, заметно небольшое снижение, но судя по всему, в октябре-ноябре, когда станет прохладно и сыро, коронавирус поднимет голову.

Вирус привыкает к человеку

— Все гадают каким будет коронавирус во вторую волну — более заразным и более агрессивным или наоборот? Что говорит предыдущий опыт?

— Согласно теории со временем вирус начинает приспосабливаться к человеческой популяции. Коронавирусу не выгодно убивать своего хозяина, в его интересах, чтобы люди продолжали общаться между собой и вирус мог передаваться все новым и новым владельцам. Иными словами есть предположения, что во вторую волну ковид станет более массовым заболеванием, но количество тяжелых случаев уменьшится. Хотя вирусы, которые распространены на территории России, и сегодня имеет невысокую летальность на уровне 1,5-2 процентов. И я думаю, что эта цифра будет снижаться. На самом деле в мире летальность в разных районах очень разная.

Вчера я с большим удивлением обнаружил, что в Сингапуре из 50 тысяч зараженных COVID-19 умерло от всего 24 человека. Это пять сотых процента! Если бы во всем мире показатель летальности был таким, мы бы большого внимания на этот вирус и не обращали. На Ближнем Востоке летальность ниже процента. А в Европе конечно была кошмарная ситуация, но сейчас эпидемию удалось зажать. Если взять Англию то у них сейчас ситуация примерно, как у нас в Москве.

— Я слышал объяснение, что такая разница объясняется нюансами статистики: высокая смертность может быть связана с небольшим охватом тестирования населения и соответственно большое количество легких случаев не попадает в статистику. В ряде стран Европы к числу умерших от COVID-19 относят всех носителей вируса, даже если непосредственной причиной смерти была онкология и сердечный приступ…

— Сомневаюсь, что они нарочно сами себе прибавляют летальность. Если мы посмотрим на такую страну, как США, то там не может быть слишком сильных различий в методике статистических подсчетов. Но мы видим огромную разницу: если на Восточном побережье летальность порядка 6-8%, то где-нибудь в Техасе этот показатель составляет 1-2%. И таких штатов, где летальность такая же незначительная (примерно, как в России) — более 20. Я думаю, что всякие разночтения в подсчетах существуют, но они все-таки не оказывают такого колоссального влияния. В европейских странах — в Испании, Италии, Франции, Англии, Нидерландах, Бельгии — летальность была 10-15%. А, к примеру, в арабских странах менее 1%. Слишком уж разнятся цифры для статистических погрешностей.

В Израиль уже пришла вторая волна

— На основании опыта стран, куда вторая волна уже пришла, мы можем сделать вывод — каким оно будет, это “второе пришествие”?

— Таких стран мало. Знаю в Израиле идет вторая волна коронавируса и летальность там вдвое меньше: было 1,5 процента, сейчас — 0,7 процента. Но при этом первая волна по размаху была меньше, вторая — более многочисленная. Надеюсь, что это может стать общей закономерностью: заболеваемость может быть более высокой, но летальность станет ниже.

— Еще обсуждается гипотеза о том, что в России уже сформировался коллективный иммунитет, поскольку много людей переболело. Приводится такая цифра — в Москве около 60% жителей имеют иммунитете к COVID-19. В связи с этим можно ли рассчитывать, что этот коллективный иммунитет позволит нам спокойно пережить вторую волну коронавируса?

— Боюсь, что коллективному иммунитету пока неоткуда взяться. Эта цифра мне кажется сильно преувеличенной.

— По вашим оценками если не 60 процентов, то какая доля москвичей переболела?

— Были данные об антителах у 20% москвичей. Но что это за антитела большой ясности нет. Это могут быть антитела от других коронавирусов, которые были прежде распространены. Но я склонен думать, что, скорее всего, именно COVID-19 автор этих антител. И тогда мы имеем цифру порядка 20 процентов. Такая цифра хоть сколько-нибудь надежный коллективный иммунитет обеспечить не может. Но этот процесс продолжается, с каждой неделей людей, обладающих иммунитетом, становится все больше и больше. Дождемся мы и 60%, но я думаю, что это будет не в этом году.

— А на вакцину в этом году стоит рассчитывать?

— В этом году успеют начать только третий этап клинических испытаний, когда оценивается эффективность и безопасность препарата. В рамках третьего этапа могут быть привиты тысячи людей, в первую очередь врачи, учителя, сотрудники правопорядка. В этом случае вакцина может защитить каждого человека, который прививается. Но для общественного здоровья такие цифры не имеют большого значения. Для общественного здравоохранения надо, чтобы в Москве привили порядка 5 миллионов человек. Я думаю, массовая вакцинация москвичей начнется в следующем году и, конечно, поможет созданию коллективного иммунитета.

Доктор медицинских наук, академик РАН Сергей Бойцов рассказал, как уберечь сердце и сосуды в условиях продолжающейся эпидемии COVID-19 (подробности)

«С точки зрения вируса, люди – это вирус»: Ученый – о том, откуда ждать новой пандемии, и не надоели ли мы матушке-Земле

Научный обозреватель kp.ru Евгений Арсюхин взял интервью у доцента Тимирязевской сельхозакадемии Игоря Абакумова (подробности)

Источник

Похожие статьи

Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации