Коронавирус: Кого спасут антитела, если тестам верить нельзя

Коронавирус: Кого спасут антитела, если тестам верить нельзя

Коронавирус: Кого спасут антитела, если тестам верить нельзя

Еженедельно, за свой счет и по полному списку из пяти пунктов будут проходить тесты сотрудники петербургского Суворовского училища. Соответствующие указания были получены командованием этого военизированного учебного заведения из Минобороны РФ. Подготовлена и специальная памятка с подробным изложением «тотальной программы оценки здоровья». В ней прописано, какие, например, нужно сдавать анализы. И что повторять каждый необходимо каждую неделю до тех пор, пока ситуация с COVID-19 в стране не нормализуется.

Судя по тому, что численность инфицированных вирусом снижается у нас в стране не столь быстро, как хотелось бы, а в Петербурге о снижении говорить пока вообще не приходится, тут, кажется, и пика первой волны ещё не прошли, тестирование грозит заменить наставникам суворовцев их основную работу. С той только разницей, что за работу им платят, а за анализы, рентген, МРТ платить придется самим. По самым скромным подсчетам с учетом текущих цен в городе выйдет не менее 20 тысяч рублей в месяц.

Надо ли говорить, какую реакцию вызвало министерское нововведение у тех, кто служит в училище? Назвать её недоумением будет не совсем точно. «Может, лучше отправить всех на долгосрочный карантин? Выйдет и проще, и дешевле», — говорят они.

Понятно, что готовя такую реляцию, в военном ведомстве хотели как лучше. Любую болезнь, а тем более загадочный коронавирус, важно вовремя распознать и оперативно принять меры. Но получилось как всегда: не продумали организационно, не просчитали материальную составляющую, запутались в самих тестах, обязав сдавать чуть ли не все существующие в мире анализы…

Подобное в последние месяцы происходит повсеместно. «Повезло» не только военнослужащим, регулярно получавшим в карантин взаимоисключающие приказы (как было весной с подготовкой к Параду Победы, когда в регионах по пять раз на день назначали и отменяли репетиции), но и далеким от армии гражданам. В частности, медикам. Распоряжения профильного ведомства, а также Роспотребнадзора, касающиеся текущей эпидемической ситуации, продолжают вызывать, мягко говоря, недоумение. Такое впечатление, что «контора пишет» просто потому что надо что-то написать, чтобы потом отчитаться. Аукается же рядовым специалистам. В чем лично убедилась корреспондент «СП».

Потребовалась мне недавно помощь стоматолога. На сайте петербургского горздрава записаться к врачу, у которого лечусь не первый год, не удалось — все талончики разлетелись мгновенно, едва поликлиникам разрешили вернуться к плановой работе с пациентами. Поехала я пытать счастья в регистратуре. К врачу не попала, зато набралась впечатлений.

У входа в поликлинику меня притормозил толстый дядька с важным лицом (позже оказалось — охранник): «Пневмонией болели? С бессимптомными инфицированными контактировали?». — «Да ведь не написано же на лбу у людей, болели они или нет, есть у них какие-то симптомы или отсутствуют!», — отвечаю. «Так, в сторону», — решительно схватил он меня за руку, выводя из очереди на измерение температуры. Только вмешательство оказавшейся рядом медсестры спасло меня от неизбежности досрочного возвращения домой. Там же, на входе потребовалось ещё заполнить какой-то бланк с данными о себе и причинах визита в стоматологию. Не знаю, какую причину указывали другие, а я честно написала: болит зуб. После чего получила разрешение пройти в регистратуру.

Там своя очередь. Многие занимали её с утра. Стояли плотно, дышали с трудом из-за того, что в масках, а в помещении и без них было душно. Обязательные перчатки у всех «по боку» — руки в них потеют, кожа преет, начинает чесаться. Присесть не на что. «Стулья убрали по требованию Роспотребнадзора в целях эпидемической безопасности», — объяснила молоденькая регистраторша. Талончики закончились быстро. Кто не успел, в смысле, пришел, как и я, незадолго до их раздачи, тот «пролетел».

К доктору удалось попасть спустя неделю, предварительно выдержав трехчасовое стояние у регистратуры. Он был сам на себя непохожим: суетлив и раздражен. Началось с того, что, усадив меня в кресло, никак не мог найти чистых перчаток. Оказалось, закончились. Все медики в поликлинике надевают их по две на руку, так как перчатки легко рвутся. И маски тоже по две, учитывая, что пациенты воспользоваться ими в стоматологическом кабинете не могут. А защитных костюмов медикам клиники то ли не полагается, то ли не хватает.

Пока медсестра бегала по другим кабинетам в надежде подзанять у кого-нибудь средства индивидуальной защиты, выяснилось, что далеко не все необходимые инструменты на месте. Как и лекарственные препараты.

— У нас тут теперь черт ногу сломит, чтобы что-нибудь найти, — доктор даже не пытался скрыть своего возмущения. — Бардак ещё тот! Работаем мы сейчас каждый раз в другом кабинете. Заведующая объясняет это требованиями горздрава, а там ссылаются на Роспотребнадзор, который обязывает проводить санобработку после каждой смены. Инструкций такое количество, что голова от них пухнет. Согласно очередной, мы теперь обязаны ещё и дежурить у входа в здание, измеряя температуру потенциальных пациентов…

«СП»: Разве не средний медперсонал этим занимается? Процедура вроде не сложная…

— Врачи. В результате приходится сокращать прием. Успеваем принять в основном страждущих с острой болью. Какая уж тут плановая помощь… С дежурством вообще ерунда. Иной раз не успеешь занять пост, как начинают «дергать» — то к заведующей нужно срочно зайти, получить новые «вводные», то оперативное совещание, ещё что-нибудь… В общем, честно вам скажу, все эти карантинные нововведения не более чем профанация. Мне интересно — в Роспотребнадзоре придумывают инструкции в интересах здоровья людей или исключительно для видимости дела?

Только ли в одном этом питерском медучреждении так? Увы, нет. Подобное происходит практически во всех поликлиниках Северной столицы: очереди страждущих, нервные медики в примитивных средствах защиты, вместо реальной помощи — общие слова о необходимости дистанцироваться, изолироваться. Да только ли в Северной столице? Вот что рассказала мне коллега из Москвы, прошедшая, по её словам, «бестолковые круги обследования» на COVID-19.

Почувствовав легкое недомогание и помня предупреждения медиков о том, что ковид может проявляться и в такой форме, она поспешила к врачу. Диагноз ей поставили почти не глядя: заразилась. Отправили на самоизоляцию. Когда недомогание прошло, отправилась в поликлинику, чтобы сдать кровь на антитела. Уровень IgM оказался в пределах погрешности, чуть больше двух, тем не менее, её снова посадили на карантин, назначив лечение. Через месяц ситуация повторилась. Тест в очередной раз был отрицательным. Но лечащий врач твердил свое: больна!

— Попытки добиться от врачей внятного объяснения по поводу антител, ни к чему не привели, — говорит коллега. — Сложилось впечатление, что они сами толком ничего не знают, что они такое и каким образом могут влиять (если могут) на ход заболевания. Кто-нибудь из специалистов вообще может вразумительно ответить на эти вопросы?

По просьбе «СП» сделать согласилась это Людмила Лялина, доктор медицинских наук, профессор, заведующая лабораторией Петербургского НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера.

— В настоящее время наш институт по решению правительства РФ активно занимается изучением влияния антител на вирусные антигены, — говорит Людмила Владимировна. — Проведены исследования в Петербурге и ещё 22 регионах страны. В Петербурге обследовано 2600 переболевших COVID-19. У 18% из них антитела не выработались. Пока не понятно, отражают ли эти данные всю полноту ситуации в мегаполисе и как долго держатся антитела в организме человека. Инфекция новая, малоизученная. Жизнь покажет.

«СП»: — Но от повторного заболевания коронавирусом они защищают?

— Думаем, что да. Отсюда уверенность, что когда они выработаются у 60−70% населения страны, то эпидемия пойдет на спад.

«СП»: — Были в истории случаи, когда на какую-то заразу антитела вырабатывались, но человека от неё не спасали?

 — Мы в свое время думали, что у переболевших корью они пожизненные. Однако быстро выяснилось, что у части людей они с годами утрачивали свою силу, и кто через 10, кто через 15 лет снова заболевали. Гарантий, что ковидные антитела защитят от ковида, нет. Важно понимать, что до истинных причин заражения, развития болезни, спровоцированной кови-вирусом, мы ещё не добрались. Вся надежда сейчас на вакцину.

Теми не менее о том, что тесты на коронавирус могут быть ошибочными, так как не всегда способны определить, активен ли вирус или уже подавлен иммунной системой подтвердила директор Института здравоохранения ВШЭ Лариса Попович.

«Некоторые тесты недостаточно чувствительны и могут не заметить небольшое количество антител. Иногда все зависит от того, как выстроен процесс тестирования. Если тесты неудачно выбирают антиген, они могут заметить остаточные следы других вирусов», — объяснила Попович. Только вот разбираться с каждым случаем точно никто не будет. Просто посадят на карантин.

Это подтверждает и Иван Токин, кандидат наук, ведущий научный сотрудник НИИ гриппа им. Смородинцева.

«СП»: — Иван Иванович, тесты в определении антител всегда безошибочны?

 — Все зависит от конкретного теста. Они ведь все разные, имеют свою специфику. Есть, например, малоинформативные, «не говорят» о наличии или отсутствии конкретного заболевании. Вообще для каждого нового вируса разрабатывают свои тесты. В случае с COVID-19 в России используются как импортного производства, так и отечественного. Они в целом схожи, наши не лучше и не хуже зарубежных.

«СП»: — К самому тестированию россияне относятся с некоторым недоверием. Немало случаев, когда человек чувствовал себя все время прекрасно, а, сдав кровь на антитела, узнал, что, оказывается, переболел ковид-инфекцией. Делает второй тест, третий, то же самое…

 — Есть такие инфекционные заболевания, при которых антитела сохраняются до конца жизни человека. И такие, где они в принципе не образуются. Или образуются не у всех. Иной раз даже самый лучший тест не может определить, что человек переболел. Все зависит от типа антител. Кроме того, при бессимптомном коронавирусе человек может и не знать, что он болен. И быть при этом носителем инфекции, заражать окружающих. Определение типа антител помогает медикам это установить.

А в это время

Сотрудники лаборатории иммуногенетики Новосибирского института молекулярной и клеточной биологии Сибирского отделения РАН первыми в России получили действующие антитела, нейтрализующие коронавирус. Для этого были использованы образцы крови доноров, переболевших COVID-19, и уникальная технология сортировки единичных B-лимфоцитов — клеток крови, отвечающих за формирование иммунитета. Об этом сообщила Ольга Дорохова, ответственный секретарь рабочей группы по преодолению новой коронавирусной инфекции при данном институте. По её словам, дальнейшие исследования позволят ученым создать средства специфической терапии и профилактики COVID-19 и могут быть востребованы при совершенствовании вакцин.

Коронавирус

Россию обвинили в попытках украсть данные о вакцине у трех стран

Эксперт предложила оставить жесткие меры ношения масок

Число заболевших коронавирусом в России превысило 750 тысяч

Собянин рассказал о перспективах повторного введения режима самоизоляции

Все материалы по теме (3359)
Источник

Похожие статьи

Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации