Академик Шляхто: О коронавирусе ученые говорили давно, не знали только, когда ждать

Академик Шляхто: О коронавирусе ученые говорили давно, не знали только, когда ждать

Академик Шляхто: О коронавирусе ученые говорили давно, не знали только, когда ждать

Ковид-инфекция вновь пошла в наступление после некоторого спада. О её вспышке сразу в одиннадцати регионах страны сообщает Минздрав РФ. «Да, это факт — прибавление новых случаев диагностированных больных с коронавирусной инфекцией, — подтвердил заведующий кафедрой пульмонологии Сеченовского медуниверситета, главный внештатный пульмонолог министерства здравоохранения Сергей Авдеев. — И это не вторая, а ещё первая волна COVID-19. Про вторую мы пока ничего не знаем».

По данным оперативного штаба, сейчас ежедневно фиксируется более пяти тысяч заболевших, чего не было с середины августа. Самые большие приросты — в обеих столицах, в Московской, Нижегородской и Ростовской областях. Одной из причин всплеска медики считают возобновление туристических поездок россиян за рубеж, а также начало нового учебного года в школах и вузах.

Ученые тем временем продолжают изучать новоявленный вирус с тем, чтобы как можно быстрее найти способы эффективной борьбы с ним. Есть ли успехи? Что влияет на течение болезни у инфицированных? На эти и другие злободневные вопросы корреспондент «СП» поговорила с известными не только в России специалистами.

Профессор СПбГУ Соколович руководит учебным отделом Петербургского НИИ фтизиопульмонологии, практикующий хирург.

«СП»: — Евгений Георгиевич, чем озабочена сейчас медицинская наука, в каком направлении движется, изучая ковид?

 — Все, что мы знаем сегодня об этом вирусе, кардинально отличается о наших представлениях о нем в марте. В частности, нами совместно с коллегами из НИИ гриппа, Боткинской инфекционной больницы и клиники Дрездена за минувшие с начала пандемии месяцы было установлено следующее: чтобы справиться с инфекцией, простого наличия обычных антител, о которых так много нынче говорится, недостаточно. Они свидетельствуют лишь о стадии развития болезни в организме конкретного человека. А требуется некая форма нейтрализующих антител. Вот они могут помочь как минимум в облегчении течения заболевания, а в лучшем случае и полном излечении.

В двух лабораториях — нашей и дрезденской — результаты проведенных соответствующих исследований совпали. Оказалось, что из тех доноров, которых нам удалось проверить, только 16% обладают нужным типом нейтрализующих антител. Условно — нейтрализующих, а, по сути, все дело там в белке. Сейчас мы занимаемся получением этого белка и разработкой возможности его последующего промышленного производства.

«СП»: — Не так давно вы заявили научному сообществу о некоем «очень важном перспективном направлении в сегодняшней медицине» по борьбе с COVID-19. Что имелось в виду?

 — Речь шла о развитии экспресс-диагностики ковида. А именно — о разработке тест-систем, основанных на разных принципах действия и разных производителей, как отечественных, так и зарубежных. В межсезонье, когда погода, как правило, сырая, обычно много простуженных. Грипп, ОРВИ давно стали привычными заболеваниями в этот период. Теперь к ним добавился ещё и коронавирус. В такой ситуации важны комбинированные средства диагностики, которые позволили бы диагностировать и то, и другое, и третье, не путая их.

«СП»: — На ваш взгляд, что влияет на течение болезни у людей, инфицированных COVID-19?

— Четкого понимания этого пока нет. Когда пандемия ещё только набирала обороты, считалось, что «косит» она в основном людей пожилых, тех кому «55+». Но быстро выяснилось, что и молодые, до тридцати лет люди, заражаются, болеют, в том числе, тяжело. Немалое их число умерло… Очевидно пока одно — если у человека есть хронические болезни, связанные с поражением легких, сердечно-сосудистые, диабет, некоторые другие, это может усложнить ситуацию при заражении новым вирусом. Возможно также, что есть связь с генотипом.

Когда весной в Италии после первого летального исхода, вызванного ковидом, случившегося в небольшом населенном пункте, въезд и выезд из него закрыли, у всех жителей стали регулярно брать контрольные мазки. А там довольно высокая плотность населения, люди тесно общаются. Несмотря на это, мало кто заболел. Что навело специалистов на мысль о генетической предрасположенности, влияющей на степень развития воспалительных процессов. Но это пока гипотеза, требующая дополнительных исследований.

У Дмитрия Лиознова, исполняющего обязанности директора НИИ гриппа им. А.А. Смородинцева, я поинтересовалась, будет ли в этом году кампания по вакцинации от гриппа и защитит ли она от вируса?

— Вакцинация будет обязательно, — ответил Дмитрий Анатольевич. — Интерес к ней людей разного возраста нынче как никогда высок. Есть запрос и на вакцину от пневмоккока, имеющего бактериальную природу, поражающего внутренние органы. Обычно за сезон меняется один или два гриппозных штама. А в этом году сразу три, что нетипично. Последний раз такое было около 20 лет назад. Это первый негативный фактор, я бы сказал обязывающий каждого привиться.

Второй — ковид. Есть риск получить микс-инфекцию, что может серьезно усложнить состояние человека. Все вакцины работают обычно конкретно на своего возбудителя. Вакцина от гриппа, кроме этого, ещё и стимулирует общеклеточный иммунитет, потому может влиять на другие инфекции. Ею мы пытаемся предупредить риск развития тяжелого течения COVID-19.

«СП»: — Актуальный вопрос текущего времени: как долго ждать препарата, способного остановить развитие коронавируса?

— В данный момент в мире разрабатывается более 100 вакцинных препаратов. Сразу несколько — у нас в стране. Один уже зарегистрирован в Москве. «На выходе» они также в Петербурге и Новосибирске. А в некоторых зарубежных странах дело дошло уже до клинических исследований. Уже в ближайшие месяцы, максимум через полгода, в продаже появятся препараты для профилактики ковида. Для сравнения: лекарства, способного защитить от ВИЧ, нет до сих пор, несмотря на то, что ученые работают над ним не одно десятилетие.

«СП»: — Что скажете о коллективном иммунитете, который специалисты называют чуть ли панацеей от новоявленного вируса — когда его ожидать?

— Когда примерно у 70% населения будут выработаны соответствующие антитела. В идеале 80%. По тем исследованиям, что проводятся у нас в стране, на данный момент они есть у 20% россиян. Введение вакцинации увеличит их число. Без вакцинации коллективный иммунитет тоже нарастает, но гораздо медленнее.

К разговору подключается академик Шляхто, директор Национального медицинского исследовательского центра имени В. А. Алмазова Минздрава РФ и глава межведомственной рабочей группы по противодействию распространения коронавируса в Петербурге.

«СП»: — Евгений Владимирович, что изменилось за минувшие с начала пандемии месяцы с точки зрения понимания природы ковида? Или он по-прежнему остается загадкой, «пришельцем» неизвестно откуда?

— Мы не стоим на месте. Многое узнали за это время про новый вирус, специфику подходов к нему, обретя определенный опыт борьбы с ним. Сейчас идет накопление данных по различным возрастным группам об эволюции клинической картины, специфики лечения. Проведено много исследований по генетике. При ковиде вирус только выносит приговор, а в исполнение его приводит иммунная система. Мы видим её гиперответ у большинства больных, с чем и связаны все осложнения.

Сейчас поставлена задача поиска генетических маркеров, которые могли бы предсказать вероятность вот этого избыточного ответа. Параллельно идет поиск лекарственных препаратов для снижения его (ответа — авт.) мощности. Большие надежды связываем тут с нано-технологиями. Нано-частицы, соответствующим образом упакованные и нагруженные необходимыми лекарствами, могут стать эффективным способом купирования штурма COVID-19.

«СП»: — Во время майской нашей беседы вы говорили о необходимости скорейшего появления новых важных препаратов для лечения инфицированных. Они уже появились?

— В первое время и у нас, и в других странах, применялись препараты, которые принято использовать при лечении больных ВИЧ-инфекцией. Сегодня мы вышли на ряд других, более эффективных. В частности, из группы глюкокортикостероидов, продуцируемых корой надпочечников.

Вообще, что касается лекарств, тут много положительных изменений. Хотя перечень их пока не так велик. Лично я остаюсь сторонником гидрохлорофина, но с обязательным учетом противопоказаний для этого класса препаратов. Петербург стал ареной испытаний для оксида азота. Получены уникальные данные по его использованию. Три четверти больных не потребовалось переводить на искусственное кровообращение. Накопленный опыт позволил вывести формулу снижения до минимума вероятность летальности при ковиде: своевременно начатое лечение. Вот сейчас в Европе, в частности, в Германии, количество больных опять стало расти, а смертность снижаться. Урок первых месяцев пандемии пошел медикам впрок.

«СП»: — Много дискуссий было о происхождении вируса. Вы лично как считаете, естественное оно или искусственное?

— Думаю, что естественное. Я не сторонник конспиралогических теорий. К тому же, ещё лет пять назад на крупных международных научных конференциях говорилось о вероятности появления подобной ковиду инфекции. Я вам больше скажу, пройдет год — два, максимум пять, и мир вновь столкнется с чем-то подобным. Это, увы, неизбежно.

Коронавирус

Стали известны новые данные по числу заболевших COVID-19 в России

Еще 14 человек умерли от коронавируса в Москве

СМИ узнали дату окончания «проекта» COVID-19

Стало известно, кто еще получит дополнительные выплаты за борьбу с COVID-19

Все материалы по теме (3884)
Источник

Похожие статьи

Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации